Рейтинг форумов Forum-top.ru


Yet Another SBURB|SGRUB RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Yet Another SBURB|SGRUB RPG » Свободный отыгрыш » Не перегар, а дух авантюризма!


Не перегар, а дух авантюризма!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники
Stan Glaivon
Aretes Caecus

Время и место
Совсем-совсем параллельная вселенная. Вероятно, глубокая ночь.

Краткая суть
Вместо того, чтобы спать по ночам, как все порядочные люди, некоторые предпочитают искать приключений на одно место. И, что закономерно, находят их, даже владея магией - иначе и быть не может, когда лезешь в логово дракона, чтобы украсть оттуда вещицу-другую.

Очередь.
gloriousAnnihilation
asphyxiatedCandor

0

2

Стэнли готовился к этому дню настолько же тщательно, насколько готовился к своей самой первой вылазке за чеканными монетами старого бородатого купца, огревшего его палкой на базаре и нанявшего в охрану каравана дюжину головорезов. И он был готов поклясться, что новое его предприятие было в несколько раз серьезнее и опаснее. Или нет. На самом деле опасными оказались бы лишь последствия, если он все-таки будет обнаружен: для бывалого вора уже нет разницы между домом посредственного горожанина и замком местного правителя, но власти и особенно сильных существ светловолосый сорвиголова справедливо опасался и не лез во избежание.
План был прост как пять копеек: найти вход, убедиться, что владельца – по слухам, ужасного монстра, черт его пойми какого – нет на месте, прибрать в сумки все, что приглянется, и быстро ретироваться, не оставляя за собой следов. По такому случаю помимо извечных баулов под безразмерной бесформенной мантией Стэн нацепил на себя целый арсенал различных платяных мешков, трезво оценивая и собственную жадность, и возможности по транспортировке. Оружие, поразмыслив, брать не стал, только приторочил за пояс витой кинжал на случай, если придется отрезать лоскуты или, думать о таком было мерзко, но необходимо, собственную руку. Но жизнь, надо полагать, важнее в любом случае и лучше уж перебдеть.
Несколько дней Стэн следил за пещерой на обрывистом горном склоне издалека, пытаясь вычислить неведомое чудовище, но то ли оно безвылазно сидело внутри, то ли выбиралось оттуда какими-то другими путями, может и вовсе было невидимым. А время шло, запасы провизии подходили к концу и, когда от ледяной воды в местной речке уже зуб на зуб не попадал даже при умывании, Глэйвон наконец решился попытать счастья.
Магия не была такой уж посредственной в этом мире, но все же ценилась в куда меньшей степени, чем можно было ожидать. Ученичество стоило дорого, а без него колдовать приходилось как на душу ляжет, с неправильными затратными связками и диким исполнением, что приводило к травмам разного толка. Стэну в этом повезло, нескольким простым фокусам с воздушной магией научили в дядюшкином балагане, чтобы мог приносить пользу на выступлениях. Подсматривая за другими и откровенно навязываясь добродушным стражникам он сумел сносно освоиться в стихии и уже не боялся сам разрабатывать способы ее использования. Преимущественно, конечно, для воровства. Не раз его умение парить в воздухе спасало шкуру в первое время, и в этот знаменательный день тем более должно было сыграть ключевую роль в бесчестном ограблении.
Поскольку никакого подтверждения или опровержения тому, что законный житель пещеры дома отсутствует, не было, Глэйвон решил на всякий случай лезть туда под покровом темноты, захватив с собой несколько светящихся кристаллов, рассчитывая, что если монстр и там, то ночью он спит. В крайнем случае, всегда можно повернуть назад и улететь в безопасное место. Тяжело вздохнув и морально приготовившись, Стэн скользнул внутрь вдоль каменного свода, бесшумно паря в нескольких сантиметрах от потолка.
Преодолев небольшой проход, он попал в огромную, явно естественную пещеру, со свисающими сталактитами, обшарпанными каменными стенами и местами осыпающейся породой. Стараясь лишний раз ничего не касаться, Стэн быстро огляделся. Его удивление от наличия света быстро прошло, и источником, охватывающим все помещение, оказался магический огонь в странного вида чашах. Но гораздо больше вора интересовало то, что этот огонь освещал. Горы золота, груды артефактов и ковер из потертых костей и доспехов. Ему даже стало немного дурно от осознания, что относительно недалеко от города, куда его чудом занесла дорога, может жить кто-то настолько кровожадный и опасный. Наметанный взгляд выхватил проход дальше, словно в горе оказалась целая сеть пещер под тяжелым пластом, служащая одновременно убежищем, сокровищницей и гробницей.
Встречаться с местным управляющим захотелось еще меньше, и Стэн ринулся увлеченно набивать сумки, глуша простеньким заклинанием звон перекладываемого золота. В первую очередь было решено набить прихваченные мешки. Их не обязательно тащить с собой дальше, так что лишний вес не помешает в случае чего, а нательные сумки, упрятанные в робу, вполне можно будет заполнить под конец чем-нибудь важным и интересным. От такого обилия ценностей у него разбегались глаза, хотелось вытащить все и сразу, но если верить байкам завсегдатаев таверны, это еще никому не удавалось.
Когда один мешок был засыпан под завязку золотыми монетами из ближайшей кучи, Глэйвон утер пот со лба и решил немного осмотреться, чтобы не упустить самые лакомые кусочки. Он взлетел над полом, едва не задевая мягкими сапогами монеты и, оставив поклажу у особенно примечательного оплавленного скелета с застывшей золотой волной, плавно двинулся полукругом, выискивая что-нибудь, что может его заинтересовать. На его удачу, кажется, сегодня хозяина нет дома, а значит, все, что обрадует взгляд воришки, будет принадлежать ему.

+1

3

Аретес спал, уютно прижавшись щекой к куче золота в самом большом зале верхнего уровня пещер. Как и все драконы, он не мог устоять против его манящего, теплого и яркого сияния.
С тех пор, как он поселился в этой пещере, прошло много лет. Не то чтобы он терроризировал прямо-таки все окрестности, как часто делали драконы, не предпочитающие для жизни глухие горные районы, в которые без крыльев или заклинания левитации и не заберешься. Он просто прилетел к ближайшему крупному городу, даже не утруждая себя поиском столицы... этой... в общем, этой страны, и честно сказал его жителям, что либо они начнут платить ему вполне умеренную дань, либо он тут все сожжет к ебеням. Так и жили.
По первости, конечно же, лениться ему не давали. Пригнали армию. Потом отряд наемников. Ей-богу, дешевле было бы просто отдать ему золото (и пару сотен голов скота заодно), но не-ет, ведь это же первый дракон, который появился в этой части континента за последние лет сто, убив его, мы прославимся, бла-бла-бла. Пришлось сжечь или сожрать часть упрямых людишек, прежде чем все признали, что дружить с ним дешевле и безопаснее. Правда, после этого Аретес еще пару дней откашливал проглоченные стальные доспехи, мечи и булавы, про себя мучительно зарекаясь глотать латников в полном облачении. Да и вообще людей есть - мороки не оберешься. На вкус не хуже говядины, но мелкие какие-то, постоянно носят на себе кучу несъедобных железок и пытаются устроить облаву или еще какую пакость, как только начинаешь раскачивать себе аппетит.
В результате армий в этом глухом предгорном районе уже лет десять как не видали, разбойничьи ватаги сами избегали бродить рядом с логовом чудища, но иногда забредали одиночки или небольшие группы искателей приключений и наживы... и, если честно, проблем они доставляли больше, чем большие скопления людей. А все потому, что их просто трудно было поймать, как мышь или таракана в амбаре. У Аретеса была гуманоидная форма, но он в ней просто становился... крошечным, пусть и не утрачивал при этом способности к полету или выдыханию огня. На самом деле не меньше среднестатистического гуманоида, но ему все казалось, что он какой-то слишком низкорослый в этой форме. Может, если бы он привык, управляться с делами в ней стало бы проще. Но ему привыкать не хотелось.
В последний раз он вылезал из пещеры еще несколько дней назад - облететь окрестности, которые он искренне считал своими, ну и просто проветриться. И так совпало, что он увидел на дороге караван виноделов, направляющийся к южной границе. По итогу они были бы рады отдать хоть весь товар, что у них был, лишь бы не быть сожженными заживо, но весь Аретеса и не интересовал, это же не мясо. Но про вино он слышал еще от других драконов, хотя самому пробовать и не доводилось. До недавнего времени.
Почти двое суток он проспал без задних лап, изредка вылезая из куч золота, в которые имел привычку зарываться для сна, чтобы напиться в подземном озере. Вино оказалось коварной штукой, по крайней мере для дракона-трезвенника - ему так понравились ощущения от употребления, что Аретес за один вечер выдул почти всю бочку, которую унес с той приснопамятной встречи. Одновременно хотелось и раздобыть еще, и не брать в рот больше ни капли. Несмотря на сильный даже по драконьим меркам сушняк, в пасти все еще ощущался плодовый привкус.
И сегодня, наконец, он ощутил первый признак отличного самочувствия, еще даже не проснувшись до конца. Хотелось жрать, причем настолько, насколько может хотеть жрать четырехметровая в холке ящерица, двое суток не евшая ничего питательнее воды. Вздохнув, Аретес пошевелился в тяжелых объятиях золота, вызвав приятный уху металлический звон оползающих с одного бока драгоценностей... и замер. Он не сразу заметил это, отвлекшись на собственное физическое состояние, но теперь чувствовал, что в пещере витает посторонний запах. Запах теплокровного существа, его легко было различить за собственным терпким ароматом, запахом пыли, сырости и магического огня. Вслушиваясь, он снова закрыл глаза, решив для начала хотя бы определить, насколько близко незваные гости и сколько их, а потом уже начинать рвать и жечь. В конце концов пришли они вовремя - как раз тогда, когда он согласен даже на человечину.

+1

4

Ничего особенно примечательно в ближайшем окружении не оказалось. Золото, золото, золото, скелеты, куски помятых доспехов и сломанных мечей, еще золото и все это в ярком магическом огне. Отблески казались Стэну слишком невыносимыми, они ложились на лицо яркими пятнами, и в отражении мутного от пыли щита он сам себе казался неестественно потусторонним, слишком светящимся и даже одухотворенным. Вор не должен так выглядеть, но ни светлая мантия с серебряным узором, ни собственные пегие волосы, ни чуть ли не аристократическая бледность не оставляли ни малейшего шанса хоть как-то исправить ситуацию. Было во всем этом великолепии что-то особенное, заставляющее трепетать от обилия богатств и мрачного, гнетущего ощущения опасности, что-то, чего пока не мог осознать ослепленный жадностью и красотой человек.
Беззвучно рассмеявшись собственной надуманной пугливости, Глэйвон взмыл выше, чтобы проверить неестественно большую насыпь и только тогда заметил в другом конце просторной пещеры странного вида кучу, гораздо больше остальных, но разглядеть толком из-за бьющего в глаза золотого блеска не смог. Что-то в ней было неправильным, но от того - загадочным и заслуживающим особенного внимания. С тихим вздохом он поправил сбившуюся из-за неаккуратности мантию и шагнул по воздуху в противоположном направлении, задавая потокам движение. Самое необычное – напоследок. По этой же причине временно придется отказаться от набивания внутренних сумок, чтобы не делать потом лишнюю работу по выгребанию монет обратно. Случайно задев мыском кожаного сапога один из холмов, он едва успел погасить звон, подняв монеты легким вихрем, от чего над ближайшей чашей всколыхнулось жаркое пламя. Эта оплошность из-за собственной задумчивости и глупых чаяний могла привести к печальным последствиям. Нахмурившись, Стэн аккуратно уложил золото обратно и взмыл еще на несколько ладоней. В следующей куче прямо на пологом склоне ему бросилось в глаза небрежно брошенное кольцо, по виду – самый настоящий артефакт. Закралось смутное подозрение, что добыча в этом прибежище свалена лишь как бессмысленный и ненужный трофей. Для красоты? Для статуса? Для удовлетворения взгляда? Все это владельцу если и было дорого или нужно, то не казалось незаменимым. Досадное упущение. Глэйвон поморщился и машинально убрал кольцо в карман, не рискнув надеть вещь с незнакомыми свойствами, но по привычке не сумев удержаться и оставить его на месте.
Внутренние часы говорили ему, что пора уже заканчивать с глупостями и нужно торопиться, если он вообще хочет закончить до утра и убраться из пещеры живым, и вот наконец Стэн долетел до так заинтересовавшей его с воздуха золотой насыпи. И только теперь понял, что именно показалось ему странным, почему среди яркого драгоценного металла были непонятные темные пятна. Зарывшись в звонкие монеты, там спал дракон. И на какую-то долгую секунду воришке показалось, что его сердце остановилось.
- Ох, - Стэн пораженно замер, чувствуя, как неожиданная дрожь значительно пошатнула его уверенность. И у какого ублюдка хватило ума назвать это чудо монстром?
Он едва шевелил губами, рефлекторно выдыхая вместе со словами собственные чувства: трепет, восхищение и глубокий восторг. Драконов в его краях никогда не было, но роскошные резные гравюры и маленькие драгоценные статуэтки с рогатыми, крылатыми, чешуйчатыми и безумно сильными существами водились в избытке. Их боялись, но уважали за силу, а сам же Стэн испытывал непреодолимое влечение к каждому символу, что хоть как-то был связан с гордой расой. Сейчас идея пробраться в пещеру и вынести мешки золота казалась ему абсурдной. Только не у него. Стоило наоборот принести дары в знак доброжелательности, но ни деньги, ни дорогие безделушки надолго не задерживались у бродяги – спускались в ближайшей таверне или лавке на минутные удовольствия. И лишь изредка – на полезные артефакты, увивающие жилистое и не по возрасту развитое тело. Его спешка привела к ужасающим последствиям и впервые, пожалуй, за свою недолгую жизнь он не знал как поступить.
Отмерев и придя в себя от первого впечатления, Стэн медленно опустился на золото у огромной морды дракона и сел на колени. Ему следовало бы улететь подальше и вернуться уже после, но глубоко в душе Глэйвон знал, что это бесполезно, и он или бесславно умрет, или больше никогда не сможет вернуться. Драконы не были глупцами и не прощали подобного вторжения в свою обитель. "Как же он, должно быть, прекрасен," - думал Стэн, старательно отгоняя от себя мысль, что не простит сам себе, если не увидит свое огромное чудо и не попытается хотя бы услышать его голос. И мысль эта заставляла его трепетать.

+1

5

К сожалению, укладываясь спать, Аретес зарылся щекой в золото именно с левой стороны, где глаз был здоровым. Правый же ему однажды подбили камнем из катапульты, едва не разбив вместе с ним челюсть, когда кто-то еще пытался оспорить его право на территорию. Растрескавшаяся от удара чешуя давно отвалилась, на ее месте выросла новая, но глаз по-прежнему видел плохо, наполовину заплыв каким-то мутным белесым пятном, а складки кожи вокруг него собрались в неопрятного вида морщины, как на моченом яблоке. Этим самым глазом Аретес вряд ли разглядел бы, что происходит дальше, чем у него перед носом, посему и не стал его открывать совсем, ограничиваясь все обостряющимся со времени травмы слухом. Слышно, впрочем, было немного - шуршание ткани и легких завихрений воздуха, иногда потрескивание сгребаемых монет, которое длилось и длилось... Когда же ты vже нагребешься.
Он уже расслышал, что незваный гость был один, если только кто-то не ждал его снаружи. И, несмотря на полную неподвижность и внешнее сходство с утопленным в золоте куском неприглядной серой скалы, внутри Аретес медленно закипал. Все драконы были нетерпимы к вторжениям в свои логова и тем более к попыткам разворовать честно награбленное богатство, но он даже среди своих сородичей из-за довольно юного возраста выделялся злобностью и упорством, переходящим в патологическое упрямство, когда возникала нужда наказать какого-нибудь излишне наглого воришку. Впрочем, до совсем уж крайней жестокости дело доходило редко - обычно ему нравилось перед окончательным свершением справедливого приговора просто поиграть с жертвой в кошки-мышки и даже дать ей надежду на спасение, а в конце выкинуть обугленные или просто объеденные останки на склон под входом в пещеры, чтобы служили вразумляющим предостережением. Но смертные народы исправно продолжали рождать новых наглых идиотов на радость большим голодным ящерам.
Некое беспокойство внушало только то, что неведомый пришелец был колдуном. Из всех оппонентов они всегда были самыми опасными, даже для дракона, способного одним чихом отправить несколько человек на тот свет. Сам Аретес магией почти не владел, но мог чувствовать ее токи в своем жилище так же, как и неестественные порывы навеянного магией ветра. Вроде бы незваный гость перед его внутренним взором не производил впечатления могучего мага, но об осторожности забывать не следует, даже если ты уже жаждешь намотать внутренности человека на клыки.
Чего Аретес совершенно не ожидал, так это того, что человек заговорит вслух.
- Ох. И у какого ублюдка хватило ума назвать это чудо монстром?
Вслед за этим (действительно, что еще за ублюдки посмели назвать его монстром?) вливающийся в ноздри запах мягкого теплокровного существа (чудо???) стал сильнее - неужели он осмелился приблизиться вплотную? Услышав уже не приглушенный магией звон оползающих драгоценностей и шуршание ткани под опускающимися коленями прямо перед своей мордой, Аретес глубоко вздохнул, выпуская через ноздри клуб горячего воздуха, и открыл полуслепой глаз. Вырост у него на носу смотрел прямо в грудь человеку, как прицельная планка.
Но, несмотря на выгодное для прямого огнеметания положение, надолго дракон в нем не задержался. Это была бы слишком быстрая и скучная расправа, совершенно не удовлетворяющая накопившееся в нем пылающее раздражение. К тому же человек, даже если и замышлял какую-то хитрость, пока выглядел безобидно и нападать первым явно не собирался, как десятки подобных ему до этого. Не сводя с белобрысого глаз, Аретес молча поднял голову, а потом и все тело с пола пещеры, так что звон оползающих с его шкуры золотистыми ручьями драгоценностей и ювелирных изделий превратился в оглушительный грохот. Сгибы переливающихся бирюзово-кобальтовыми разводами крыльев, которыми он упирался в неровный пол, были снабжены вдобавок коротким пальцем каждый. А пальцы эти - двумя черными загнутыми когтями, способными царапать и резать не особо прочные породы местного камня, как крохлый песчаник. И одним из этих когтей Аретес подцепил ворохи ткани на горе-воришке, вспарывая слои так же легко, как вспорол бы его плоть, правда пока не с целью повредить ему. Когда коготь дошел до одного из объемистых внутренних карманов, тот почти сразу же лопнул, и украденное дождем посыпалось наружу с уже не приглушенным магией и чуть ли не торжествующим звоном.
Вина была выдвинута и доказана, но Аретесу уже было интересно, что еще может сказать этот человек, блестящий в бликах магического пламени, как еще одна золотая статуэтка. Зачем-то же он подошел к нему сам, хотя наверняка знал, что драконы из себя представляют, даже если видел такое существо вживую впервые.
- Что, окорочок, местные корольки опять пообещали наградv за мою головv, но жадность возобладала? - он обнажил массивные зубы, искренне полагая, что коготь у сердца не помешает человеку отвечать - он ведь не рот ему зажимает, в самом деле.

0

6

Его обдуманное решение остаться и не испытывать судьбу больше положенного оказалось более чем верным. Дракон, очевидно не спящий и только притворяющийся таковым, поднялся на массивные лапы, и золото покатилось с громким, отдающимся от сводов пещеры звоном, наслаиваясь, вибрируя в воздухе и тяжело оседая на усыпанный драгоценностями и доспехами пол. По мере того как возвышался над ним один из великой расы, Стэн задирал голову, с немым восхищением шаря по огромному чешуйчатому телу взглядом. Прекрассен.
Безусловно, стоило думать головой перед тем как лезть в логово, но Глэйвон был готов поклясться, что, узнай он о драконе еще в таверне, сунулся бы сюда в тот же час, не сдержав ни любопытства, ни внутреннего влечения. Существо оказалось намного более притягательным, чем изображали подобных ему на фресках и в ритуальных фигурах: массивное, подавляющее, уверенное и с удивительно-проникновенным взглядом. Не портили вид даже бельмо на глазу и сморщенная кожа. Чешуя в свете огня чарующе переливалась бирюзой, привлекая еще больше внимания и Стэн готов был поклясться, что дракон и сам знает, насколько потрясающее впечатление производит.
До зуда в пальцах хотело прикоснуться к кожистому крылу или хотя бы черному когтю на сгибе, но колоссальным усилием воли человек подавил в себе этот порыв, впиваясь ладонями в бедра. Поэтому, когда коготь коснулся и почти без усилий вспорол просторный балахон, он даже не дрогнул, позволяя дракону, который имел полное право за вторжение на свою территорию делать вещи куда более жуткие. Звук осыпавшегося из внутреннего кармана золота заставил завороженного Глэйвона дернуться как от удара, наваждение немного отступило, и он отчетливо понял, что более чем провинился и может получить соизмеримое своей наглости наказание.
Только сейчас Стэн понял, что все это время сидел с открытым ртом и, резко сомкнув дрожащие от избытка эмоций губы, он потянулся вперед, сильнее утыкаясь в коготь и даже не думая, что может пораниться. Быть ближе к дракону казалось ему самым естественным на свете – как дышать или летать. Жадность от такого, даже грубого и повелительного жеста снедали его, хотелось больше. Понять, выказать свое уважение и восторг, объясниться – заслужить расположение любым способом. Поэтому получив вопрос, он всеми силами вцепился в предоставленную возможность говорить.
- Даже пообещай мне король все золото из своей сокровищницы, я бы не посмел напасть на такое чудо, - с горящим взглядом Стэн тряхнул головой, и мягкий поток магии всколыхнул разорванную одежду. – Я виноват в своем незнании о том, кто живет в этих пещерах, и в своей жадности. Драконы – священная раса в краях, откуда я родом, и чем бесстыдно красться среди ночи, я пришел бы с дарами.
Сейчас же у него не было ничего. Одежда и та разорвана, искупить свое поведение казалось ему маловозможным, но не зря расу драконов называли мудрейшей и великой – может, он еще сохранит жизнь человеку. Под - как казалось ему - внимательным взглядом долгоживущего Глэйвон чувствовал себя настолько мелким, что на секунду усомнился в собственной значимости, но все внутри воспротивилось одной только мысли об этом. Он человек, желающий жить, наслаждаться удовольствиями этого мира и, безусловно, более чем одержимый едва ли не мифическими драконами. И теперь, столкнувшись с одним из тех, кого заочно любил столько лет, он не собирался отступать и жертвовать собой во имя искупления. Во что бы то ни стало Стэн добьется расположения этого дракона и будет честен в своих желаниях.

0


Вы здесь » Yet Another SBURB|SGRUB RPG » Свободный отыгрыш » Не перегар, а дух авантюризма!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC

Terra Incognita: Homo Ludens Vampire Knight: Начало Начал